Неизвестный русский авангард: что сохранила провинция

Автор: | 12.03.2016
Роберт Фальк. Натюрморт на желтом фоне. 1917

Роберт Фальк. Натюрморт на желтом фоне

Еврейский музей начинает крупный выставочный проект, посвященный русскому авангарду. Там собрали более 100 работ художников-авангардистов, которые рассеяны по 19 региональным музеям. Среди них — музеи Архангельска, Астрахани, Иванова, Кирова, Костромы, Краснодара, Нижнего Новгорода, Омска, Ростова, Самары, Тулы, Чебоксар. Первая часть проекта откроется в апреле показом произведений, созданных с начала ХХ века до 1918 года. Открытие же второй части с работами, написанными в период с 1918-го до начала ­1930-х годов, намечено через год.

Русский авангард попал в провинцию в начале­1920-х годов. Во времена удивительного социального эксперимента, когда на весьма краткий период он вдруг получил статус государственного стиля, в Москве был открыт Музей живописной культуры. Это был первый среди музеев современного искусства, которые намеревались открывать и дальше, чтобы пропагандировать по советским городам и весям новое «левое» искусство. Первым директором музея был Василий Кандинский, затем два года его возглавлял Александр Родченко, совсем короткие периоды пришлись на руководство Петра Вильямса и Леонида Вайнера. С 1918 по 1920 год специальной комиссией по закупкам было приобретено 1926 работ у 415 авторов, из которых 1211 распределены по 30 музеям. Однако уже в 1923 году музей стал отделом Государственной Третьяковской галереи.

Судьба произведений, попавших в провинциальные музеи, также может быть темой отдельного исследования. Далеко не все они сохранились. К примеру, в Барнаульском музее, открытом прямо в местной церкви, картины авангардистов — Кандинского, Малевича, Родченко, Ларионова и Гончаровой — весьма недолго висели на клиросе и даже в алтаре. В середине 1920-х музей был подвергнут разорению, а коллекция авангарда перемещалась из одного помещения в другое, пока ее следы не затерялись вовсе. И таких историй немало.

После разгрома формализма в 1930-е «прогрессивное» искусство было и вовсе убрано подальше — в лучшем случае в хранилища. Часть его сохранилась благодаря героическим усилиям музейных работников, а часть пропала до востребования. И не только в 1920-е годы.

В этом смысле попытка собрать авангард в провинции — отдельный музейный подвиг. Когда кажется, что русский авангард изучен вдоль и поперек и что все знаковые работы можно увидеть только в столичных музеях, выставка в Еврейском музее имеет все шансы стать сенсацией. Ее куратор, ведущий специалист по авангарду Андрей Сарабьянов, отобрал для экспозиции произведения не только признанных классиков: Наталии Гончаровой, Василия Кандинского, Михаила Ларионова, Казимира Малевича, Любови Поповой, Ольги Розановой, Марка Шагала, но и сегодня практически забытых Виктора Барта, Алексея Грищенко, Моисея Когана, Алексея Моргунова, Савелия Шлейфера и многих других. Их работы обещают стать открытием для широкой публики — и даже для знатоков.

источник: http://www.theartnewspaper.ru/posts/2862/

Комментарии: